Нетрадиционная терапия.
12 пунктов исцеления.

Эпигенетическая модуляция нормализует экспрессию генов, заглушая онкогены и активируя противоопухолевые гены.
Метаболическая коррекция подавляет гликолиз и способствует кислородному насыщению ткани.
Противовоспалительная терапия смягчает сигнальный стресс на клетки молочной железы и противодействует как общему, так и местным скрытым воспалениям, которые являются центральным процессом развития опухоли.
Иммунная модуляция нормализует работу иммунной системы и способствует естественному уничтожению раковых клеток.
Оздоровление кишечника позволяет укрепить иммунитет, снизить эстрогенную нагрузку и токсичность крови, увеличить производство витаминов и улучшить общее состояние здоровья.
Кислотно-щелочная и электролитная модуляция ослабляет в тканях кислотный стресс, восстанавливает щелочные буферы организма и баланс электролитов.
Диета и физическая нагрузка являются самым влиятельными и самыми легкоизменяемыми факторами риска молочной железы.
Добавки недостающих витаминов и элементов позволяют обеспечить нормальное функционирование всех систем организма.
Повышение общего жизненного тонуса, детоксикация и поддержка органов укрепляет общее состояние организма и повышает его устойчивость против всех заболеваний.
Гормональная модуляция позволяет восстановить нарушенный гормональный баланс, снизить эстрогенную нагрузку и нормализовать гармоничную работу основных гормонов.
Нормализация ткани груди позволяет снизить риск рака и ухудшить условия для его развития.
Подавление раковых клеток сдерживает рост и злокачественность опухоли.

Помимо медицины, называемой официальной, ортодоксальной, или традиционной, существует медицина, называемая нетрадиционной. Нетрадиционные методы лечения – это любая медицинская система, практика или продукт, которые обычно не применяются в стандартных протоколах лечения.

Нетрадиционную медицину разделяют на дополнительную, альтернативную и интегративную.

Практика ортодоксальной медицины основана на доказательном принципе. Используемые нею методы или средства лечения предварительно опробуются в ходе клинических испытаний, и обеспечивают наглядные результаты в процессе лечения. Методы лечения дополнительной медицины основаны на научном подходе и доказательном принципе, и используются как дополнение к традиционной медицине. Методы лечения альтернативной медицины чаще всего основаны на контраверсийных функциональных гипотезах, и используются вместо традиционной медицины. И, наконец, интегративная медицина представляет собой синтез традиционной и нетрадиционной (натуропатической) медицины в той части, которая доказала свою практическую эффективность.

В ортодоксальной медицине новые идеи и средства проходят долгий, зарегулированный и дорогостоящий путь доказательства своей эффективности, завершающийся клиническими испытаниями. И по этой причине могут на годы и десятилетия отставать от момента своего рождения.

Традиционный «золотой стандарт» (скальпель, яд и радиация) до сих пор остаётся основным инструментом лечения рака молочной железы. В то же время, есть много средств с доказанной эффективностью, которые не приняты в клинической практике, но которые также могли бы различными способами принести пользу. Какие-то из них являются пищевыми продуктами; а какие-то давно применяются в других областях медицины, а стало быть, не требуют доказательства своей безопасности.

Выбор протокола лечения. Как правило, пациенты обращаются к традиционной практике лечения, практикуемой в специализированных лечебных учреждениях. Разрабатывая протокол лечения, врачи будут учитывать: стадию развития рака и его агрессивность; возраст и статус менопаузы; статус гормональных рецепторов рака и HER2; общее состояние здоровья и способность больного перенести лечение; возможность проведения операции и множество других индивидуальных особенностей. В отдельных случаях случается отказ от традиционных методов лечения: либо со стороны пациента, либо со стороны врачей, считающих, что лечение не улучшит исходное состояние.

В последнем случае больные иногда прибегают к альтернативным методам лечения, какими бы дикими и недоказанными они бы ни были. Мы не будем рассматривать ни лечение мочой, ни лечение водкой с маслом, ни лечение высокотоксичными веществами вне клиники, ни другие такие же безумные и опасные авантюры. Сфокусируемся только на тех доступных нам подходах, которые имеют под собой хоть какую-то научную основу и положительную практику.

В популярной литературе изложено много полезных, но зачастую не систематизированных фактов, касающихся альтернативной или дополнительной терапии рака. Интегрированный подход, представленный ниже, представляет собой попытку свести в единую систему терапевтические меры, направленные на ключевые факторы развития рака молочной железы.

Все перечисленные ниже манипуляции и натуральные вещества продемонстрировали определённый эффект в доклинических опытах и некоторых клинических испытаниях. Они могут быть использованы как в профилактических целях, так и на любом этапе лечения, а также в после-терапийном периоде.

Комплексность терапии. Естественным будет предположить, что поскольку рак является многофакторным процессом, то подход к его лечению также должен быть комплексным. Попытки найти заветную патентованную молекулу ошибочны в принципе. Нет и быть не может никакого супер-вещества, непосредственно способного избавить человека от рака. Но есть множество твёрдо обоснованных рекомендаций, каждое из которых позволяет снижать риск появления, развития и метастазирования рака, усиливать эффективность противораковой терапии и поддерживать здоровье молочной железы.

Другими словами, от рака нет лекарства, но есть лечение, которое позволяет продлить жизнь больного, в идеале – до смерти от старости или от других причин, а в отдельных случаях – обратить болезнь вспять.

Существует много терапевтических направлений, имеющих свою специфическую цель. Тем не менее, никакая монотерапия не может похвалиться выдающимися успехами. Как уже говорилось, раковые клетки проявляют высокую степень жизнестойкости и приспособляемости к смертоносным условиям, задействуя изощрённые стратегии выживания в критических ситуациях, включая альтернативные сигнальные пути и геномные модификации.

Даже применяемые в клинике современные комбинированные методы лечения нацелены лишь на несколько терапевтических целей, оставляя раковым клеткам широкий оперативный простор для манёвра. Мало поставить стражу у ворот, если зияют дыры в заборе.

Поэтому необходимо обеспечить как можно более широкий и плотный фронт наступления на рак за счёт задействования максимально большего количества терапевтических целей. Многоцелевой подход способен более полно пресекать различные условия и возможности развития рака. При этом следует стремиться к минимальному количеству используемых для терапии средств – по возможности натуральных и/или нерецептурных *. То, что каждое из них само по себе оказывает слабый эффект, не должно нас смущать. Сумма малых усилий может дать результат значительно больший, чем одно большое усилие.

Сотрудничество врача и пациента. К успеху могут привести только совместные усилия врача и пациента. Для этого нужны доверие, взаимопонимание и совпадение их взглядов и действий. К сожалению, зачастую ситуация прямо противоположная – открытого диалога не получается.

Врач директивно назначает протокол лечения, не тратя время на его разъяснение, и не видя в этом необходимости. А половина пациентов прибегает к той ли иной форме самостоятельного дополнения назначенного лечения *, не ставя об этом в известность лечащего врача. И не всегда то, чем они пользуются, имеет разумное обоснование, совместимо с назначенным лечением и принесёт вместо вреда хоть какую-то пользу. В то же время, только опытный специалист знает, что в данной ситуации можно допустить, а чего нельзя допускать ни в коем случае.

Вряд ли лечащий врач будет терпимо принимать тайную самодеятельность пациента. Планируя протокол лечения, он не рассчитывает на скрытое его искажение, способное ухудшить конечный результат. Таким образом, ответственность за любое дополнение к назначенному протоколу ложится на плечи самого пациента.

С другой стороны, врачи не склонны добавлять что-либо к стандартным протоколам лечения. Во-первых, опасаясь их непредвиденных взаимодействий. Во-вторых, даже будучи свободным в выборе протоколов, врач остаётся несвободным в разрешении применения больными таких дополнений к ним, которые официально не одобрены из-за отсутствия их убедительной доказательной базы.

Действительно, хотя все рассмотренные ниже средства успешно прошли доклинические исследования, а некоторые давно применяются при других заболеваниях, в отношении рака многие из них не были клинически проверены. И вероятно, никогда не будут ни подвергнуты клиническим испытаниям, ни востребованы существующим медицинским бизнесом из-за отсутствия коммерческого интереса. А значит, имеют мало шансов получить разрешение к применению.

Предостережения. Все приведенные здесь факты следует оценивать критически. Всегда стоит помнить о побочных эффектах и противопоказаниях каждого средства, их возможных взаимодействиях между собой и с назначенными основными терапевтическими средствами.

Известно, что определённых ситуациях использование дополнительных средств может повышать токсичность терапевтических лекарств или же наоборот, снижать их эффективность *. Например, что отсутствующий в нашем обзоре Зверобой (Hypericum perforatum) снижает эффективность большинства лекарств *. Таким образом, требуется крайняя осмотрительность в применении дополнительных средств к основной терапии.

Для оценки убедительности исследований стоит обращать внимание на то, в каких условиях был обнаружен противораковый эффект того или иного вещества: в пробирке (in vitro), в опытах на живых организмах (in vivo), или в клинических исследованиях. Условия in vitro (кислородонасыщенность, кислотность, доступность питания, влияние микроокружения и т.д.) могут значительно отличаться от тех, которые наблюдаются в опухоли. Поэтому результаты in vitro почти всегда значительно отличаются от результатов in vivo, и могут лишь предполагать возможный эффект, но никак не доказывать его.

Наблюдательные исследования менее убедительны, чем манипулятивные, а исследования на животных менее убедительны, чем исследования на людях. В исследованиях на животных обычно используют генетически модифицированных мышей, метаболизм которых не тождественен человеку, поэтому даже выразительные эффекты того или иного вещества довольно затруднительно масштабировать к человеку.

Поэтому исследования in vitro имеют наинизшую степень доказанности, in vivo – немного выше, а наивысшую степень имеют рандомизированные двойные или перекрёстные слепые плацебо-контролируемые исследования на пациентах, проведенные в нескольких независимых исследовательских центрах с большим количеством испытуемых.

К сожалению, по многим перспективным веществам, показавших свою эффективность вне организма, либо не были проведены клинические испытания, либо их результаты недоступны. А некоторые успешно доказавшие свою эффективность в ходе клинических испытаний, не допущены к практическому применению. Особенно это касается дешёвых или натуральных (т.е. заведомо непатентоспособных) молекул. Если что-то излечивает, однако не может дать высокой прибыли, то у него мало шансов найти источник финансирования для исследований. Поэтому зачастую, как и в судебных разбирательствах, приходится полагаться не на прямые улики, а на предположения, которые основаны на совокупности косвенных доказательств.

Злокачественные преобразования возникают вследствие высокой онкогенной нагрузки, вызываемой множеством канцерогенных факторов. Они начинаются и сопровождаются характерными метаболическими нарушениями, которые, скорее всего, останутся в силе после терапевтических вмешательств, тем самым создавая высокий шанс возвращения болезни *. Поэтому недостаточно провести стандартный курс лечения. Не стоит преждевременно радоваться уменьшению размеров первичной опухоли. Болезнь имеет высокие шансы проявиться снова, если не изменить условия, благодаря которым она возникла и развилась.

 Читать дальше